Кунаки-разбойники: об этнической преступности


  Кунаки-разбойники: об этнической преступности

Этническая преступность пришла в Петербург под видом гастарбайтеров. Но ответственные чины говорят об этом крайне неохотно — они не хотят провоцировать новые всплески агрессии по отношению к мигрантам. Однако замалчивание проблемы часто дает обратный эффект.

В сентябре 24-летний гражданин Узбекистана Озод Эрнапасов заманил в съемную квартиру на Республиканской улице 9-летнего мальчика — обещал подарить ему собаку. Друг мальчика проявил бдительность: сбегал к бабушке, та вызвала милицию, которая начала прочесывать подъезд. Дверь одной из квартир открыл Эрнапасов, на руках которого милиционеры увидели кровь. Несчастный третьеклассник лежал в соседней комнате без одежды. Он умер в карете «скорой помощи», а Эрнапасов почти сразу признался: да, изнасиловал и зарезал.

Еще в 2003 году специалисты отметили неожиданную тенденцию: иностранцы совершили в Петербурге втрое больше преступлений, чем было совершено в отношении них самих. Сегодня кривая этнической преступности ползет вверх как в цифрах отчетов, так и за их пределами. Трое таджикских гастарбайтеров в первый же день своего пребывания в Петербурге затащили в свою комнату русскую девушку и насиловали ее несколько дней. Трижды судимый узбек грабил в подъездах граждан, чтобы набрать арендную плату за жилье: двое убитых, четверо раненых. Группа грузин, промышлявшая частным извозом, убивала и грабила наиболее солидных пассажиров — не менее пяти смертей. Примеров подобной дикости — десятки.

«Сразу после Нового Года у нас пошла серия уличных изнасилований, — рассказывает оперативный сотрудник Василеостровского РУВД. — На Смоленском кладбище, на линиях, в районе улиц Беринга и Нахимова нападали на женщин группами по пять-шесть человек, затыкали рот, затаскивали, например, за помойку. Кто-то насиловал, кто зажимал жертве рот, кто-то чистил карманы и снимал золото. Жертвы рассказывали, что нападавшие были неславянской внешности. Мы их довольно быстро переловили: несколько групп кавказцев и азиатов, почерк похожий. У нас в районе ничего подобного не припомню. Тем не менее, поступила команда сверху: информацию не афишировать, расследование дел провести как можно скорее».

В петербургских СМИ об этих случаях не написано ни строчки. Новый год через месяц, а в Василеостровском РУВД нет никаких профилактических планов.

«По уму, надо усилять патрули в глухих дворах, информировать граждан, — говорит оперативник. — Вы можете себе представить, что наше начальство решится сказать: «Дорогие женщины, будьте бдительны, по вашим дворам бегает десяток дагестанских насильников. На нас особо не рассчитывайте, тут опять саммит, высокие гости, усиление — сами понимаете. Как изнасилуют — сразу звоните».

На интернет-портале «ВКонтакте» (группа «Васильевский
2759
остров», форум «Преступность на В.О.») можно найти рассказы следующего содержания:

«…Друг шел с небольшой компанией по 6-7-й линии в три часа ночи, на них напало человек 15-20 каких-то то ли кавказцев, то ли азиатов».

«В арке проходного дворе ведущего от 6-й к 5-й, (те, кто от метро ходят, поняли, какой) сзади напали двое, с ног сбили, потом еще ногами месили. Пытался отбиваться — не вышло. Потащили вглубь двора, слава Богу — тетка какая-то заорала, что ментов вызвала… Они схватили сумку спортивную, больше ничего не взяли, и убежали. Тоже какие-то южане были…».

«Осторожнее ловите тачку — за лето со знакомыми два случая было. Потом с заднего сиденья из под курток хачик второй вылезал — и нож к горлу. Садитесь, мол, назад…»

То, что 30-40% грабежей, разбоев и изнасилований в Петербурге совершается «гостями города», — давно не секрет. В некоторых районах эти показатели доходят до 70%. Доклады на эту тему зачитываются на коллегиях ГУВД и СКП, но получить официальное подтверждение этих данных у пресс-секретарей невозможно. Хотя в Москве из этого тайны не делается. И экс-мэр Юрий Лужков, и глава столичного главка Владимир Колокольцев в начале 2010 года признавали, что приезжими совершается до половины всех преступлений.

«Привлекая в страну трудовых мигрантов, власти не создали эффективной системы контроля их «качества», — говорит адвокат Николай Артамонов. — Вместо этого создана система получения с них взяток за всевозможные справки и разрешения, вплоть до российского гражданства, на которой расцвел разветвленный полулегальный бизнес. В результате в страну легко попадают и уголовники, и разносчики всевозможных болезней: например, уровень распространения ВИЧ-инфекции среди гастарбайтеров в 17 выше, чем у российских граждан».

В Петербурге живут, например, десятки тысяч выходцев из Таджикистана, где 15 лет продолжается гражданская война, сопровождающаяся уничтожением целых деревень.

«В ходе межклановых разборок обычное дело, когда женщин и детей сажают в яму и забрасывают ее гранатами, — рассказывает бывший сотрудник МВД Таджикистана Игорь Шквырин. — Я знаю немало бандитов, участвовавших в таких преступлениях, и некоторых из них встречал в Петербурге. Оказывается, они спокойно работают здесь строителями, а на причастность к бандформированиям их никто не проверял. Я пытался «слить» информацию петербургским коллегам, но оказалось, что она никому не нужна. Молодежными экстремистскими группировками занимается целый отдел УБОП, а этнической преступностью — никто. Мне объяснили, что в целях межнационального спокойствия о преступности приезжих распространяться не принято. А нет информации в СМИ — нет общественного возмущения и, соответственно, заказа на системную борьбу с этим явлением».

Сегодня Россия рискует повторить печальный опыт Германии, Бельгии, Нидерландов, где всю погоду уличной преступности делают приезжие. Весь мир запомнил горящие предместья Парижа. Глупая смерть двух марокканских уголовников спровоцировала последствия, показавшие беспомощность властей перед разгулом преступности. На следующих выборах страна проголосовала за правых и их жесткие правила по отношению к иммигрантам.

В России последствия нынешней невнимательности властей могут быть гораздо серьезнее. Большинство гастарбайтеров приезжают из стран, где уровень преступности намного выше российского. Плюс обнищание населения, плюс его традиционная вовлеченность в наркобизнес, плюс поголовное участие в военных конфликтах, плюс обида на русское большинство. Европейский опыт свидетельствует, что все это приносит страшные криминальные плоды во втором поколении приезжих. В частности, по словам депутата Госдумы Олега Морозова, в Подмосковье есть поселки, где уровень преступности за счет приезжих вырос в сто(!) и более раз.

Недавно одно из первых лиц государства заявило, что России рождаемость в России нужно повышать с помощью гастарбайтеров, хотя случаи изнасилований ими русских женщин давно стали притчей во языцех. «Были случаи, когда задержание насильника происходило, так сказать, в момент совершения преступления, — говорит один из оперативников Невского района. — На допросе он объясняет, что нападение он заранее не планировал: увидел приглянувшуюся женщину, ударил, потащил в кусты. Я его спрашиваю: «Ты у себя в Нахичевани тоже так себя вел?». «Нет, — говорит, — у нас бы родственники потом нашли и зарезали».

Для милицейской статистики и три зарегистрированных случая — серьезная тенденция. Тем более, что этническая преступность первоначально замыкается на соотечественников. Как триады в Америке начинали с рэкета китайских бизнесменов, так и кавказские уголовники грабят и навязывают крышу преимущественно своим, которые вряд ли пойдут в милицию. Если в Петроградском районе есть три заявления от таджикских гастарбайтеров по поводу разбойных нападений со стороны неких соотечественников, значит, реальный счет преступлений этой банды идет на десятки.

«Для оперативников «на земле» разбираться с проблемами приезжих — хуже нет, — рассказывает один из сотрудников ГУВД. — Они боятся сболтнуть лишнего, хотя и при желании-то по-русски говорят с трудом. Никто из них не живет по месту регистрации и в любой момент может уехать на родину или в другой город. Средний россиянин свернет себе мозги в их родственных и финансовых отношениях. В конце концов, часто случается, что они просто отвратительно воняют (так как редко моются из-за плохих условий проживания), сидя в твоем рабочем кабинете. И очень хочется, чтобы такой гость поскорее куда-нибудь ушел».